понедельник, 29 сентября 2014 г.

Новый роман французского писателя Эммануэля Каррера «Царство»

Решетория
Евангелие от Эммануэля
«В этом есть немного от иконоборчества, но я романист. Я хотел бы знать — кто написал, что и как. Даже на сакральную тему»...

Emmanuel Carrère. Le RoyaumeСамой, пожалуй, обсуждаемой книгой этого года во Франции стал новый роман Эммануэля Каррера «Царство» (Emmanuel Carrère. Le Royaume, изд. «P.O.L.»), вызвавший жаркие дискуссии критиков и неподдельный интерес читателей. Обращают на себя внимание и тиражи, которые необыкновенно велики для более чем шестисотстраничной книги, которую никак не назовешь «легким чтивом».
«Царство» — один из фаворитов традиционных осенних литературных премий. Правда, роман не попал в лонг-лист Гонкуровской премии (Le Prix Goncourt), и это было расценено, как скандал. Отсутствует он и в списке первого выбора на премию Ренодо (Le prix Théophraste Renaudot), хотя в данном случае это вполне объяснимо — Каррер уже является лауреатом этой премии. В 2011 году жюри отметило его романизированную биографию «Лимонов» («Limonov»), а Ренодо, как и Гонкур, присуждается лишь раз в жизни. Если, конечно, автор не пустится в мистификацию в духе Ромена Гари, дважды получавшего Гонкуровскую премию — в первый раз под собственным именем, а во второй — под псевдонимом (Эмиль Ажар). И пусть звание лауреата и 10 евро от Гонкуровского жюри Карреру в этом году не светят, он уже объявлен победителем престижной литературной премии газеты «Le Monde».
«Царство» — это роман-фреска о годах становления христианства в первом веке нашей эры, о годах, когда люди еще не знали, что живут «после Рождества Христова». Автор задается вопросом — как адепты маленькой еврейской секты сформировали учение, которое за три века покорило Римскую империю и заняло главенствующее положение в мире.
Первая часть книги является автобиографическим повествованием о духовном повороте в жизни автора, о моменте, когда он принял христианскую веру. Это было 25 лет назад. Став набожным христианином, Каррер в течение трех лет ежедневно посещает мессу, молится и записывает свои размышления в дневник, который он использовал при написании романа и чтение которого вызывает у него сегодня изумление. «Я решил поверить, что то, что было написано в Евангелии не только красиво, интересно и захватывающе, но и — Истина. Что Христос воскрес. Что он был сыном Божьим. И что мать его была девственницей. Вещи, в которые теперь я больше не верю, даже если снова открываю Библию, Евангелие или Деяния Апостолов», — признается автор, который выбрал диалог между двумя «Я»: верующим ранее и неверующим сегодня, но не желающим предать свою прежнюю веру.
Объясняя название романа, автор говорит: «Царство» — это то слово, которое звучит постоянно в Евангелии от Луки. Смысл остается загадкой, но есть две интерпретации... Либо это Царство небесное — Рай и обещание жизни вечной. Либо, и я придерживаюсь именно этой трактовки, Царство — это другое измерение реальной жизни, в значении обретения смысла, то есть — реальность во всей ее глубине. Презрев мир боли и слабости, Христос сформулировал законы, которые этот мир перевернули, сделали его Царством Христа. «И последние станут первыми» — слова подрывные, революционные, и это поразительно, что на таких словах смог возникнуть такой могущественный и даже вызывающий восхищение институт как Церковь»
Рассказывая о становлении христианства, автор обращается к спору между двумя группами. С одной стороны, школа Иерусалима с Петром, Марком и Иаковом. С другой, универсальная школа Павла и Луки: «Иерусалим в первом веке — круг учеников и родственников Христа, которые получили наследство и намерены им управлять. Они остаются ветвью ортодоксального иудаизма, с той лишь разницей, что, по их убеждению, пришествие Мессии свершилось. Они и не думают идти с проповедью к язычникам. Павел же горит желанием преобразовать мир и порвать с иудаизмом, из которого вышел. Его цели универсальны, а его проповедь обращена не только к евреям, но и ко всем: к женщинам и мужчинам, к свободным и рабам, к римлянам, грекам, египтянам... Он говорит о том, что если евреи хотят сохранить обрезание и законы кошерного питания, то в этом нет ничего предосудительного, но не стоит это навязывать другим. Христианин тот, кто верит в послание Христа. Точка. Это революционно».
На вопрос — Был ли Павел настоящим отцом христианства? — Каррер отвечает: «Нет. Просто я хотел написать о начале христианства, но не об Иисусе, на которого я смотрю со священным трепетом и осторожным благоговением. Возможно, Иисус остается для меня загадочным и противоречивым».
Другим ключевым персонажем книги является Лука — автор Евангелия, не знавший Христа. Начиная со второго апостольского путешествия Павла и до момента его мученической кончины, Лука и Павел были неразлучны: «Лука, человек совсем другого круга — образованный врач, воспитанный в среде греческого языка и культуры — ничего общего с галилейскими рыбаками или крестьянами Иудеи, первыми учениками и последователями Христа. Он бы и хотел верить, но греческая религия не предлагает ничего по-настоящему благочестивой душе, кроме жертвоприношений и сонма бытовых склок на Олимпе. В то же время, ему кажется благородным трепетное отношение евреев к столь взыскательному Богу. Ученик Павла, он, тем не менее, разочарован простотой первых Евангелий. Прочитав Евангелие от Марка, Лука решает написать свой вариант, более греческий, более изысканный и привлекательный для образованных читателей. И прежде всего — более романтический. Только в Евангелии от Луки мы можем прочесть о милосердном самарянине, о путешествии в Эммаус, о яслях в Вифлееме и поклонении волхвов, о блудном сыне... Лука — мастер манипуляций. Не будучи таким жестким и бескомпромиссным как Павел, он при этом превосходно доносит его точку зрения».
«В этом есть немного от иконоборчества, но я романист. Я хотел бы знать — кто написал, что и как. Даже на сакральную тему», — резюмирует свое интервью журналу «Paris Match», посвященное выходу книги, Эммануэль Каррер.
Появившись на полках книжных магазинов Франции всего месяц назад, «Царство» уже нашло своего читателя благодаря яркому и образному слогу, впечатляющей откровенности и незаурядной эрудиции автора.
 Автор: Андрей МУРАВЬЕД («Решетория»)
Источник: «Paris Match», «Le Monde»

Комментариев нет: