суббота, 9 ноября 2013 г.

Лев Лурье: "Свечин вполне выдерживает сравнение с Акуниным и Юзефовичем"

Источник
Нижегородский Акунин
Лев Лурье - об исторической беллетристике Николая Свечина 
С легкой руки Леонида Юзефовича и Бориса Акунина исторический детектив стал модным и доходным жанром. Издательства "Яуза" и "Эксмо" выпускают совместную серию исторической беллетристики. Хедлайнеры — наш земляк Антон Чиж, харьковчанка Ирина Глебова и нижегородец Николай Свечин.
Роман последнего "Между Амуром и Невой" я купил дней десять назад на станции метро "Владимирская", чтобы скоротать путь до "Чкаловской". С тех пор, что называется, подсел на этого писателя, прочел все шесть имеющихся в продаже его книг: пять романов и сборник небольших повестей. Имею целокупное представление.
Действие сочинений Свечина происходит на рубеже царствований — Александра II и Александра III: в лихие 1870–е и тучные 1880–е годы. Главные герои Павел Благово и Алексей Лыков служат в нижегородской сыскной полиции. Им удается спасти Александра II от очередного (но не последнего) покушения народовольцев. Нижегородцев переводят в Петербург, где они делают феноменальную карьеру: Благово назначен вице–директором Департамента полиции, титулярный советник Лыков служит при нем чиновником по особым поручениям. Благово — аристократ, выпускник Морского корпуса, посетитель яхт–клуба. Коллежский асессор Лыков попроще, но он мастер силовых единоборств, гениальный актер — а следовательно, великолепный агент под прикрытием.
Композиция всех сочинений напоминает роман Жюля Верна "Дети капитана Гранта": герои путешествуют по стране и за границей и сталкиваются с важнейшими историческими персонажами и разнообразными социальными типами. Географический охват: от Новой Гвинеи с Миклухо–Маклаем и папуасами до притонов Сенной, от нижегородского Кунавина до отрогов Памира. Среди действующих лиц — старообрядцы Рогожского кладбища, Лорис–Меликов, Плеве, княгиня Юрьевская, варнаки с Нерченской каторги, золотоискатели в Манчжурии, конокрады, профессиональные убийцы, английские и австрийские шпионы.
Читатель становится свидетелем важнейших событий тогдашней внешней политики: соперничества Британии и России в Центральной Азии, Русско–Турецкой войны и Берлинского конгресса, кризиса во взаимоотношениях России и Германии, франко–русского сближения. Нам подробно рассказывают о "Народной воле", тайной антитеррористической "Священной дружине", претензиях великого князя Владимира Александровича на трон и попытке захвата власти в стране политической полицией.
Экономист по образованию, нижегородский бизнесмен Николай Свечин (настоящее имя писателя — Николай Викторович Инкин) подошел к сочинительству с большой серьезностью, перелопатил почти все изданные мемуары, дневники, путеводители, монографии об интересующем его времени. Поэтому его книги точны и познавательны. Во всяком случае, криминальная топография Петербурга свидетельствует о знакомстве с классическими работами Владимира Михневича, Александра Бахтиарова и мало известными полицейскими романами того времени. Подкупает его англосаксонская тщательность — уж если герои расследуют деятельность огромной шайки конокрадов, то мы узнаем цены различных пород лошадей на тогдашнем рынке, потребность русской кавалерии в конном составе, наилучшие способы убийства владельца лошади с последующим уничтожением трупа...
Идеология Свечина умеренно консервативна. Мужики у него не богоносцы, а народ дикий и опасный. Чиновничество пронизано коррупцией. Реформы дестабилизируют обстановку и могут быть опасны государству. Но излишний зажим общественной жизни тоже чреват будущими революциями. "Делай, что должно, а будет, что будет". Положительные герои преданы России, благородны и отважны, как и должно быть в приключенческой литературе.
Понятно, что перед нами не великие произведения. Но, прямо сказать, настоящей исторической беллетристики уровня "Капитанской дочки", "Хаджи–Мурата", "Смерти Вазир–Мухтара", "Смуглой леди сонетов" и не должно быть много. И Свечин вполне выдерживает сравнение с Акуниным и Юзефовичем.
Разве что герои у него нередко общаются как персонажи "Ментов". Автору внимательнее надо проштудировать словарь Владимира Даля и тогдашнюю беллетристику — Чехова, Гаршина, Короленко.
В общем, отличное чтение в общественном транспорте, поездах и самолетах. Особенно пригодится школьникам 7 – 8–х классов.

Комментариев нет: